Гоголь и черт

Дружинина Ирина Александровна,
библиотекарь отдела подросткового и молодежного чтения
ГУК «Кемеровская областная библиотека
для детей и юношества»

 

 

 

Мережковский, Д. С. Гоголь и черт: поэзия, исследование; Итальянские новеллы / Дмитрий Мережковский. – М.: Книжный Клуб Книговек, 2010. - 382 с. - (Поэты в стихах и прозе).

Передо мной сборник великого русского писателя, поэта, переводчика, литературного критика, религиозного мыслителя Серебряного века, основателя русского символизма Дмитрия  Сергеевича Мережковского «Гоголь и черт».

  

В это издание вошли избранные стихотворения Мережковского, представляющие собой шедевры поэтического наследия автора, само исследование «Гоголь и чёрт», уникальное по своему содержанию, впервые за более чем сто лет переизданное в современной России и новеллы из итальянской истории, сложившиеся из многочисленных путешествий мэтра.

Включены стихотворения 1883–1887 годов, вошедшие в самую первую книгу  стихов Мережковского такие как «Родина», «Предчувствие», «Протопоп Аввакум», «Франческа Римини», «Альбатрос» и другие. В  этих стихах над всем царит уныние какого-то неявного душевного упадка, в  душе поэта преобладают «молчанье и сумрак», пессимизм и безверие. И только, пожалуй, имя родины звучит особенно лично и убедительно. Однако содержание книги позволяет говорить о ней даже через сто с лишним лет.

Продолжают сборник стихи из книги «Символы», лейтмотивом которых является религиозное миросозерцание Дмитрия Мережковского и ощущение мистической тайны бытия. Здесь писатель  - последовательный борец с позитивизмом и материализмом. Это и запечатлено в его лучшей книге стихов «Символы» как окончательный поворот мыслителя к религиозно-философскому  сознанию.

Исследование «Гоголь и черт» (1906 г.) - третья крупная работа Дмитрия Сергеевича о русских классиках, было встречено в литературных кругах неоднозначно. Оценки критиков находились в диапазоне от полного неприятия до восторженного приема. Однако впоследствии очевидным для всех стало то, что Мережковский был одним из тех, кто не подверг жизнь и творчество Гоголя разделению. Его главная религиозно-философская мысль выразилась в противопоставлении человека, Гоголя, его таланта «вечному», метафизическому злу – черту, тем самым под этим понятием в исследовании Мережковский подразумевал таких врагов XIX столетия, как пошлость, плоскость, позитивизм, мещанство – все то, с тем он начал бороться еще в своем «манифесте символистов».

Завершают книгу «Итальянские новеллы», которые также вызывали неоднозначные отклики, благодаря спорным философским идеям и радикальным взглядам мыслителя.

В Советской России творчество Мережковского не было понято и принято властью, а сам писатель объявлен ее врагом. Его имя нельзя было даже упоминать на родине. Первые попытки осмыслить эстетику, религиозную философию Мережковского делались его же современниками, оказавшимися вместе  с ним в эмиграции – Бердяевым, Розановым, С. Булгаковым. И как ни странно, Мережковский был малопонятен и эмигрантскому окружению.

Только в конце XX века, практически через 100 лет появилась хоть сколько-нибудь адекватная оценка роли Мережковского в мировом литературном процессе и объективный анализ его наследия. 

И вам, моим современникам, как преемникам достижений великой русской культуры, уверена, необходимо вслушаться в пророческий голос Дмитрия Сергеевича и приобщиться к познанию наследия великого мэтра. И,  быть может, он укажет вам свой путь в жизни.